Магазин / аукцион / FPR / donate / услуги / RSS / распечатать / вход 
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+

Первая встреча с дельфинами.
Шоу «Карибские дельфины»

За неделю до представления взгляд случайно остановился на афише — в Красноярске дельфины! Ну и ладно. Ко мне это не имеет отношения. Я не увлекаюсь дельфинами. Впрочем, можно и сходить. Посмотреть, что другие в этом находят. Да нет, не стоит. Зачем мне негативные впечатления? Звери в клетке — мало что ли я их видела? Люди, привыкшие жить в клетках, глазеют на зверей, пойманных в неволю и обреченных тешить их усталый от бетонных панелей взгляд. Мои сомнения прерывает пожилая женщина. Она боится перейти улицу. Все происходит слишком быстро. Она вцепляется в мою руку и почти повисает на ней легким, полупрозрачным, как мне кажется, телом. Я невольно улыбаюсь в ответ. На другой стороне на меня обрушивается благодарность, слишком большая и многословная для такой худенькой женщины. Еще молитва и информация: Сегодня Благовещенье! Смысл ее слов доходит до меня не сразу. Кажется, мир до меня достучался — таки! Благая весть! Ну что ж, кажется, меня убедили — я пойду посмотреть на дельфинов.

Приехала за полчаса. Около цирка плотная толпа. Внутрь не пускают. Выходят люди с предыдущего сеанса. Медленно продвигаюсь ко входу. Со всех сторон люди, — я среди них как в море. Только у меня нет никакой свободы перемещения. Внутри многочисленные лоточки с игрушечными дельфинчиками и всякими другими прибамбасами. Бизнес. И компенсация расходов? Давно я не была в цирке. Со всех сторон арена выглядит одинаково. Нет точки отсчета. Круг замкнулся, и в центре арены — желтый бассейн. В высоту больше роста человека. Снизу ничего не видно. Поднимаюсь на свой пятый ряд и понимаю, почему отсчет билетов начинался с пятого ряда: с нижних рядов не видно поверхности воды. В цирке полутемно и совсем немного народу. Пока еще есть время, настраиваю бинокль на резкость по площадке, которая возвышается над бассейном. Основное действие, явно, будет там. Интересно, а дельфины сейчас в бассейне? Да, — поверхность воды неспокойна. Она колеблется, дышит. Вот над ней поднялась темная спина. Ага, они точно там. Навожу бинокль и вижу, как из дырочки на спине вылетают брызги. Дельфин выдохнул воздух и погрузился в воду. В воде его не видно. Интересно, а сколько их в этом бассейне? Бассейн небольшой. Так: в одном конце вижу переднюю часть тела с уже знакомым мне дыхательным отверстием. В другом конце плеснул хвост. Их, по крайней мере, два. Продолжаю разглядывать в бинокль поверхность воды. Вот высунулась серая морда с дельфиньей улыбкой. И даже вижу глаз. Кожа блестящая и гладкая. В какой-то момент в поле зрения попадают люди: поверх бассейна видны лица входящих в цирк людей. Какие они плоские и серые! Давно я не брала в руки бинокль, уже забыла, что он делает изображение плоским. Перевожу взгляд на дельфина. Нет, его морда выглядит вполне объемной, и серый цвет смотрится живым. Перевожу взгляд на людей и нахожу слова. Их лица выглядят не серыми. Они: тусклые, озабоченные, скучные и усталые. В Красноярске не так уж много красивых лиц. Или это приглушенный свет делает их такими? Перевожу бинокль на дельфинов. На их телах виден блеск, несмотря на недостаточное освещение. Это освещение позволяет видеть только то, что над водой. Остальное растворяется в темноте. В круглом желтом бассейне дышит и влажно поблескивает темная вода. В ней живут незнакомые мне существа. Интересно, они сейчас отдыхают? У них уже было два-три представления сегодня. Может быть, им приятно оказаться в темноте и тишине? Кстати, они довольно редко показываются над водой. Как же они дышат? Незаметно набрался народ. Гаснет свет. В полутьме звучит голос ведущего. Меня шокирует его нарочитая торжественность и акцент. Знакомое теплое слово: дельфины, — звучит по-иностранному незнакомо и холодно. Неожиданно резко включают свет. Вода оказывается голубой, бирюзовой и прозрачной. Красиво. Но тайна ушла. В воде видны тела двух дельфинов. Даже когда они под водой. Они подплывают к площадке и высовывают мордочки. А-а-а-а. Они привыкли, что их тут кормят. Включили свет, и они тут как тут. Ждут. Чувствую разочарование. Меня обманули. Только что была тайна, и вот от нее ничего не осталось. Все буднично и просто: кормежка. Звери у плошки с едой. Ручные и домашние, как кошки. Начинается представление. Как-то незаметно растворяется и уходит все, что окружает меня: ряды кресел, люди, дети. Голос ведущего перестает раздражать. Цирк сужается до крошечного бирюзового круга с двумя незнакомыми существами. И даже Александр в красивом облегающем костюме только изредка попадает «в кадр» и снова выходит из него. Во всем мире только Флори и Зель. Ну, и я, конечно. Остальных не существует. Даже ведущего. А, все-таки, он очень сильно наигрывает. Дельфины быстро и легко выполняют все задания. Приносят мячики, колечки и диски, брошенные в дальний конец бассейна. Вращают обруч кончиком рыла, высоко поднимая его над водой. Шлепают хвостом по воде в знак приветствия. Переворачиваются кверху брюхом, которое выглядит странно белым. Самое захватывающее зрелище, когда они выпрыгивают из воды, и вся поверхность бурлит и плещется. Сразу становится тесно, и кажется, что сейчас вся вода выплеснется. Выступления дельфинов перемежаются «человеческими« номерами. Без бинокля их еще можно смотреть. Но бинокль безжалостно сравнивает человека и дельфина. И рука сама делает выбор, не задерживаясь на одетом в яркий блестящий наряд двуногом существе. В этот момент я испытываю жалость и сострадание к своим сородичам. И комплекс неполноценности, от того, что мое тело не похоже на дельфинье. Я уже различаю их. Флори темнее, у нее блестящая красивая кожа. Зель выглядит светлее. На коже отметины — следы ранений? Садин? Она не такая блестящая и упругая. А на «подбородке» собирается складками. Зель старше Флори. У них что, тоже есть морщины? По разному выглядит узор полос на голове. Только на первый взгляд они на одно лицо. Ведущий на эмоциональном пике. Он делает шоу. Идет презентация дельфинов как дорогого экзотического товара. Сквозь поток красивых слов не пробиться. Только иногда удается «поднырнуть» под блестящий словесный покров. На поверхности ловлю фразу о любви, свободе выбора и верности дельфинов. А из глубины ей вторит голос: Вряд ли у них есть свобода выбора. Это в дельфинарии-то? Я не готова услышать их голоса. Несмотря на то, что ведущий объявил, что сейчас Флори и Зель СПОЮТ для вас, — только под конец номера до меня доходит, что это ОНИ издают эти странные звуки! Пронзительные и нежные одновременно. Похоже на щебетание экзотических птиц и веселые голоса играющих детей. Странно высокие для таких крупных зверей. И достаточно громкие для тех, кто большую часть времени проводит не в воздушной стихии. Вряд ли они общаются между собой таким способом. Кульминационный момент. Дельфины рисуют! Возникает заминка. В бинокль мне видно, как Александр пытается всунуть Флори в пасть кисточку с краской. А она не желает ее держать. Кисточка падает в воду. Саша берет вторую и повторяет попытку. И так семь раз. Диктор заполняет паузу красочным описанием того, как дельфин сосредотачивается, испытывает творческие сомнения, как Зель пытается перехватить у Флори заманчивое право на творчество... Красивые слова выглядят грубой попыткой напялить на дельфина человеческую маску. В бинокль я хорошо вижу, что Зель не борется, а спокойно ждет, высунув морду. Получив команду, он точно ее выполняет — делает последний мазок. Поток слов — сам по себе, работа с дельфинами — сама по себе. Александр демонстрирует публике готовую работу. На белом листе причудливые пятна ярких цветов: желтый, красный, синий. Нарисованная дельфинами картинка выглядит не хуже тех работ, которые висят в залах нашего музейного центра как супер-пупер современное искусство. Попробовать что ли высказать это Вите Сачивко? Обидется ведь. Или спишет на мою художественную безграмотность? Что они, женщины, понимают в высоком искусстве?! Ведущий превосходит сам себя. До сих пор мне казалось, что он работает на пике, и что усилить рекламу дельфиньего шоу в принципе невозможно. Так как ведущий работает на пределе человеческих возможностей. Ан нет. Настал его звездный час. Он нагнетает страсти и взвинчивает публику. Идет аукцион. Цены стартуют от рубля и заканчиваются тремя тысячами (рублей). В разгаре борьбы со зрителями ведущий демонстративно снимает пиджак — ему стало жарко! И заявляет, что таких ставок в его практике еще не было! Только у нас! Только в Сибири живут такие щедрые люди! Маленькая девочка поднимается за картиной под щедрые словесные комплименты в адрес ее папы. Дельфины катают ее в лодке по кругу. Интересно, как она себя чувствует в точке, где фокусируются взгляды нескольких тысяч людей? Похоже, эта маленькая принцесса воспринимает ажиотаж вокруг нее как должное. Интересно, как она отблагодарит своего папу за щедрость, когда вырастет? Только для нас дельфины сейчас выскользнут из воды на помост! Впервые в Сибири! Флори и Зель без всякого энтузиазма делают вялые неудачные попытки. Наконец, после четвертой попытки им это удается. В воде они кажутся маленькими, а тут — такие крупные тела! Сверху спускают легкую конструкцию с висящими шарами. Наконец-то ружье, которое долго висело, должно выстрелить. Удар хвостом, и шар высоко взлетает в воздух. Ведущий комментирует, — такой удар может быть смертельным. Отмечаю про себя, что избитая театральная метафора с ружьем звучит в этом контексте свежо и ново. Ловлю себя на странном (для меня) желании оказаться в бассейне с дельфинами. Разум тут же вносит свой весомый вклад: не разрешат. Будь я на месте организаторов — не разрешила бы. Наверняка и так есть проблемы с очисткой воды. Обручи опустили до самой поверхности воды. Какое разочарование, а я то думала... Впрочем, ведущий ведь предупредил: бассейн маленький, высоких прыжков не будет. Прыгать сквозь обручи дельфины не торопятся. Чем больше актер, тем больше пауза! Не думаю, что она запланирована режиссером этого спектакля. Пытаюсь поймать в бинокль момент прыжка. Это очень сложно — Флори и Зель так быстро движутся! В основном ловлю фонтаны брызг! И только изредка блеснет на мгновение гладкое блестящее тело.

Прыжки сквозь обручи выглядят прощальным аккордом. К бассейну уже стекаются дети. Как-то очень быстро все завершается. Гаснет праздничный свет, замолкает (наконец-то!) диктор. Приносят лодку, и около нее выстраивается очередь. Возвращается окружающий мир. Я уже не вижу дельфинов. Все вокруг становится будничным и понятным: в воде плавает громоздкая надувная лодка с малышней. Сказка закончилась. Сказка? Не заметила, как назвала шоу сказкой. Наверное, следует поблагодарить всех участников представления за кусочек сказки в этом прозаическом мире. В том числе ведущего. Флори и Зель выше всяких похвал. Публика стекает вниз. Я представляю длиннющую очередь за одеждой и ненадолго задерживаюсь в зале. Перед внутренним взором всплывает картинка: безлюдный берег, море, скалистая бухточка. И в море плещется дельфин. Или их несколько? Или это я превратилась в дельфина? Кадры промелькнули очень быстро, я ничего не успела разобрать. Но ощущение осталось. Невдалеке от меня сидят мои знакомые. Подхожу поздороваться. Их ответы звучат как-то странно. Или это у меня проблемы со слухом? Мне приходится делать усилия, чтобы понять, что мне говорят. Слова доносятся словно сквозь толщу какого-то вещества. Воды? Тумана? Ваты? Я их не очень отчетливо слышу и с трудом понимаю. «Тренер сделал ошибки, много ошибок...» Да? Может быть. Ощущаю, как часть меня отделяется и пытается понять смысл, а другая часть упорно лежит на дне... Какое значение имеет сейчас тренер со своими ошибками! Хрен с ним, с этим тренером! Общение явно не получается. Меня нет в этом мире. Ну, почти нет. Явственно чувствую неадекватность самой себя и прерываю разговор. Мне лучше побыть одной. Мне сложно сейчас общаться с кем бы то ни было. Из людей.

На автопилоте возвращаюсь домой. Механически делаю необходимую работу. Семья обедает. Я общаюсь с ними, но меня здесь нет. Все дела закончены, и я могу, наконец-то, полежать. О-о-о! Это именно то, что мне сейчас надо. Полежать, закрыв глаза и помолчать. И, ради Бога, уйдите вы от меня, все! Через час мир возвращается на свои места. Я начинаю видеть, что меня окружает. Я не против общения. Со мной уже все в порядке.

За окном закат. Вороны летят стаями на место ночевки. Вспоминаю чье-то высказывание: Земля — дно воздушного океана, по которому люди обречены ползать. И только птицы способны парить в толще него. Смотрю на пролетающих птиц. Что-то с ними не так. Чуть погодя понимаю, что, именно, не так. Я смотрю на них сквозь толщу воды.

P.S. На другой день, рано утром меня на мгновение накрыла острая боль: этот маленький бассейн — это все, что мир может им предложить. Свою грацию, доброжелательность, любовь, жизнь — они щедро отдают тысячам людей. Ежечасно. И люди воспринимают это как должное.

Нина Ушакова (г. Красноярск).
Дата: 10 апреля 2005.


Ассоциатор рекомендует:


Сообщайте нам о замеченных ошибках на: web@orcinus.ru. Все пожелания и советы будут учтены при дальнейшем проектировании сайта... Мы готовы сотрудничать со всеми желающими. Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции сайта www.orcinus.ru. В некоторых случаях, мнение автора может не совпадать с мнением автора! Phone: +7-902-924-70-49.

Рейтинг@Mail.ru LiveInternet Rambler's Top100 Яндекс.Метрика